Девяностые — эпоха, в которую было снято большинство лучших на свете экшн-фильмов. «Перемотка» вспомнила несколько неочевидных боевиков, которые есть смысл посмотреть немедленно.

 

«Считанные секунды» с Рутгером Хауэром 1992 // Split Second

Лондон, далёкое будущее — 2008 год. Воды по колено — уровень её поднялся настолько, что затопил улицы, к тому же кто-то ещё отключил солнце, из-за чего в столице Англии царит практически бесконечная ночь. Город стал похож на затопленную Венецию, в которую, помимо всего прочего, вернулся совсем уж дикий маньяк под три метра ростом, который любит вырывать у своих жертв сердца. По следу преступника идёт крутой (сидящий исключительно на шоколаде и кофеине) полицейский Харли Стоун (Рутгер Хауэр), у которого этот психопат убил напарника. У напарника, кстати, была жена — Мишель (Ким Кэтролл, Саманта из «Секса в большом городе»), с которой мутил Стоун. И пока Стоун, терзаемый чувством вины, мечется по городу, обеспокоенное начальство приставляет к нему нового напарника — очкарика-отличника Дика Дёркина (Нил Дункан). Тот сначала убеждён, что действиям маньяка можно найти рациональное объяснение. Однако, когда Дёркин понимает, что они столкнулись с чёрт знает кем, то заявляет: «Стоун, нам нужны пушки побольше. Пушки побольше, мать их!»

Окопавшийся на обочине мирового кинематографа, «Считанные секунды» — крутейший и атмосфернейший футуристический боевик малоизвестных Тони Мейлама и Иэна Шарпа, рассказывающий про создание света и создание тьмы. Про маньяка, действующего по астрологическому циклу — читай, про «Зодиака» будущего, которое уже наступило.

 

«Снайпер» с Томом Беренджером 1992 // Sniper

В колумбийские джунгли забрасывают двух снайперов — Томаса Беккета (Том Беренджер) и Ричарда Миллера (Билли Зейн) — убить генерала Мигеля Альвареса, возглавляющего повстанцев, которых финансирует наркобарон Рауль Очоа. Беккет — тёртый калач, за плечами которого не одно выполненное задание. Миллер — салага, но, тем не менее, он (номинально) руководит операцией. Конфликт между ними, понятное дело, неизбежен.

В «Снайпере» такая же драматическая механика, как и в сериале Breaking Bad: два героя, молодой и старый, степень влияния друг на друга — максимальная. Это, наверное, лучший фильм Луиса Льосы, в котором, что называется, сошлись звёзды. Умело выстроенная сюжетная линия, лихой саспенс, харизматичные Беренджер и Зейн, до этого момента ещё не увязшие в откровенном трэше. В общем, картина — идеальная драма на двоих.

Позже, однако, из этой маленькой истории выросла целая тетралогия. Спустя 10 лет вышел «Снайпер-2», а ещё через пару — «Снайпер-3» с Беренджером. Но и это был не конец: в 2011 году состоялся релиз «Снайпера-4», в котором сын Беккета (Чад Коллинз) под чутким руководством Миллера постигал азы снайперского мастерства. Все эти части — стабильно ужасные и крайне необязательные. А неразборчивого Билли Зейна, если честно, хочется увидеть в каком-нибудь хорошем сериале — больно ведь смотреть, как этому таланту не могут найти достойное применение.

 

«Не называй меня малышкой» с Памелой Андерсон 1996 // Barb Wire

2017 год. После Второй гражданской войны Америка превратилась в нацистскую Германию. Директорат Конгресса (что бы это ни значило) установил тиранию. Все города находятся на военном положении, и только Стил Харбор остаётся последним островком независимости. В этом портовом городишке есть заведение «Хаммерхэд», которым руководит пышногрудый наёмник нового мира Барб Уайр (Памела Андерсон), чьё прозвище дословно переводится как «колючая проволока», — а в её паспорте красуется не менее упоительное имя Барбара Копецки. Известно, что Барб когда-то состояла в рядах Сопротивления, а теперь соблюдает нейтралитет, но, как показывает практика, до поры до времени.

Этот ураганный (и порнографический) боевик был снят по комиксам Криса Уорнера, выпускавшихся в издательстве Dark Horse. Barb Wire очевидным образом напрашивается на аналогии с «Танкисткой» (тоже снятой по комиксам — только Алана Мартина и Джейми «Gorillaz» Хьюлетта). И там, и там антиутопия. И там, и там крутые тёлки с пушками. Однако на самом деле «Не называй меня малышкой» по духу гораздо ближе к «До крайнего предела» и «Небоскрёбу» с Анной Николь Смит — не менее грудастой, чем Памела Андерсон и Эрика Элениак («Конвоиры») femme fatale.

Стилистика боевиков 90-х в Barb Wire доведена до предела: подсвеченные неоном ночные улицы, фирменный синюшный цвет (ставший, кажется, особенно популярным после второго «Терминатора»). Сюжет, как в «Касабланке»! И, конечно, сама Памела, которая не менее прекрасна разве что в этом видео:

Кстати, недавно стало известно, что Андерсон избавляется от татуировки с колючей проволокой на левом плече, которую сделала во время съёмок этого фильма. Это она зря.

 

«Койот» с Майклом Паре 1996 // Coyote Run

Малоизвестный канадский боевик Шимона Дотана, который начинал с того, что снимал военные мелодрамы (за что даже был отмечен на Берлинском фестивале), а затем перебрался в Америку, где продолжил делать то же самое, но уже с голливудскими актёрами (см. «Час блаженства» и «Воины»).

«Койот» — его вторая коллаборация с Майклом Паре, окопавшегося сейчас во всяком трэше, в частности, в картинах Уве Бола. В «Койоте» Паре играет Першинга Куинна, пьющего помощника шерифа. Когда его старый сослуживец, а ныне опасный мафиози и любитель змей Клифтон Сантье (Питер Грин) устраивает в родном городке Першинга резню, тот начинает охоту на злодея. В этом деле ему помогает бывшая подружка Сантье — стриптизёрша Сейра (Маша Гренон).

«Койот» — типичный неонуар про крутого героя, который идёт до конца. Показателен в этом смысле диалог между Першингом и Сейрой: «Ты никогда не сдаёшься?». — «Никогда». — «А если уже ничего не осталось?». — «Всегда что-то есть».

 

«Феникс» с Рэем Лиоттой 1998 // Phoenix

Ещё один не очень известный боевик, на сей раз Дэнни Кэннона («Судья Дредд», «Гол!»). Хотя это скорее даже не боевик, а полицейская драма — причём с цитатами из Ф. М. Достоевского. Правда, речь тут идёт не о романе «Идиот», хотя иной раз офицер полиции аризонского города Феникс Гарри Коллинз (Рэй Лиотта) и ведёт себя соответствующим образом, а об «Игроке». У Коллинза проблемы с азартными играми, из-за чего он со своими коллегами решается на ограбление крупного ростовщика. И хотя главный герой неудачник и подчас ведёт себя как тряпка, ближе к концу он обретает самурайское спокойствие и переходит со смертью на «ты».

 

«Новичок» с Клинтом Иствудом 1990 // The Rookie

80-е для довольно нестабильного Иствуда-режиссёра — эпоха творческой стагнации и краткосрочной политической карьеры (его выбрали мэром города Кармел). Ревизионистские вестерны были практически выдавлены малоинтересными мюзиклами и одноклеточными милитаристскими боевиками об излёте холодной войны и маршевой внешней политике. По-хорошему придурочный и идеально вписывающийся в 80-е бадди-экшн «Новичок» вышел в один год с иствудовским же «Белый охотник, черное сердце» и, в отличие от амбициозного байопика, обозначил окончание «старого» Иствуда. Конечно, в руках того же Рэйми сценарий его друга Скотта Шпигеля искрил бы сильнее, но и для неповоротливого Клинта хватает жанровой дичи: его героя пытают сексом, Чарли Шин вылетает на спорткаре из стены огня, великий Рауль Хулиа изводит талант на короля автоугонного бизнеса с дурным немецким акцентом. Копы-напарники — наивный молодой и опасный ворчливый старик — ругаются матом, истекают кровью и под осуждающими взглядами женщин курят сигары. Через два года Клинт Иствуд получит пару «Оскаров» за «Непрощённого», через тринадцать — его экшн-сцены начнёт воровать Майкл Бэй:

 

 

«Немезида» с Оливье Грюнером 1992 // Nemesis

Со всех сторон удачный киберпанк-боевик от гения принципиально малобюджетного кино Альберта Пьюна, снятый в самый удачный и плодотворный период карьры. «Немезида» — его «Призрак в доспехах», его «Тэцуо»; крайне телесный и честный B-экшн о параноидальном мире не такого далёкого будущего, где кибернетические имплантаты популярнее айфонов, а очередная группа террористов пакостит властям. В центре сюжета изрядно модифицированный коп Алекс (Оливье Грюнер), который бросает работу и с помощью автоматического оружия уверенно решает фундаментальные вопросы бытия (что значит быть человеком? не быть им?). Кособокий фильм за один миллион долларов, на протяжении полутора часов выносящий летний репертуар ближайшего к вам кинотеатра. 

Успех «Немезиды» потянул за собой ещё три продолжения, одно чудовищнее другого — третий фильм, к примеру, смонтировали из того, что осталось после съёмок второго. 

 

 

«Стрелки» с Кристофером Ламбертом 1993 // Gunmen

Нелепый концентрированный боевик от режиссёра Дерана Сарафяна (ох) и, что важнее, сценариста Стивена Соммерса («Мумия», «Ван Хельсинг»). В первые пять минут злобный наркобарон-колясочник Патрик Стюарт (!) смотрит, как его бойцы заживо закапывают изменившую жену, и между делом даёт наставления беспринципному киллеру Денису Лири: «Не играй со мной, у*бок». В это время Кристофер Ламберт сидит в тюрьме и ртом ловит мух, но это ненадолго — к нему на джипе несется Марио Ван Пиблз с дурной прической. Плотно упакованный бадди-экшн, в котором сильно провисает именно бадди-половина, зато неплохо стреляют и с юмором обыгрывают жанровые скрижали. Выпорхнувший на ходу из вертолёта и чудом оставшийся при целых костях болтун Ламберт кричит Пиблзу: «Эй, ты видел, как я прыгнул? Правда круто?».

 

«Погоня» c Чарли Шином 1994 // The Chase

Сатирический автомобильный боевик Адама Рифкина о том, как сбежавший из тюрьмы Джэк Хэммонд (Чарли Шин) перенервничал на заправке, с помощью шоколадного батончика взял в заложницы симпатичную блондинку Натали (Кристи Свонсон) и дал дёру на её алом BMW. На 10-й минуте Натали попытается обезвредить похитителя с помощью автоприкуривателя, на исходе первого часа (спойлер) займётся с ним сексом прямо за рулём — стокгольмский синдром в самых приятных кинематографических традициях. «Кажется, мы съели наше оружие» — чуть позже выдавят из себя влюблённые, рассматривая обёртку от злосчастного батончика и предрекая всей этой затее трагичный финал. 

Натали при этом — дочка местного миллиардера (играющий на одних желваках Рэй Уайз) и по совместительству главная движущая сила сценария. Так что к продолжительной погоне за сенсацией кроме безмозглых копов (успешный выход Генри Роллинза) подключаются медийные силы зла, молодые документалисты, рэднеки-пассионарии и прочий тошнотворный сброд. За 90 минут Рифкин под бодрый панк-саундтрек (Роллинз опять же) успевает раздать лёгких пощечин всем действующим лицам — в процессе, например, выясняется, что Натали живёт с расчётливой и стервозной мачехой, но её родная мать похабно появляется в кадре в компании молодого качка.

 

«Пятьдесят на пятьдесят» с Питером Уэллером 1992 // Fifty/Fifty

На берегу нестабильной страны в Юго-Восточной Азии случайно по разные стороны пулемётного огня встретились друзья-наёмники — Сэм Фрэнч (Роберт Хэйс) и Джек Уайер (Питер Уэллер в краповом берете и с сигарой в зубах). Революционный штурм Фрэнча захлебнулся в прибрежной воде, Уайер тоже, впрочем, недолго просидел на хлебном посту начальника диктаторской охраны и спешно бежал в отставку. В спокойном Сингапуре друзья получают наказ от ЦРУ — вернуться в бурлящий регион и дожать-таки людоедский режим, натренировав местных крестьян до уровня терминаторов.

Отбитый экшн-фильм от актёра Чарльза Мартина Смита (недавно доснял вторую часть своего хита «История дельфина») и корчащейся в агонии компании Cannon, ответственной за самые любимые и неприличные фильмы видеокассетного детства. Комичный выход в жанре колонизаторского боевика с утомительным в своей серьёзности, но отчего-то искренним вторым актом. Фильм из той прекрасной эпохи, когда Питер Уэллер мог быть внушительным героем дурацких боевиков, а над односложными злодеями не хмурили брови и не читали отповеди — их разносили на куски из подствольного гранатомёта.

comments powered by Disqus