Нон-фикшн: Штаны Джейми Ланнистера, дрон в спальне Кита Харингтона и опоздавшие сосиски в доке «Последний дозор»

«Перемотка» посмотрела документальный фильм об «Игре престолов» и выносит сор из изб Вестероса.

В телепремии «Эмми» 2019 года восьмой сезон «Игры престолов» установил рекорд — аж целых 32 номинации. Документальное расследование «Игра престолов. Последний дозор», с одной стороны, помогает разобраться в том, почему же так вышло, с другой — предлагает такую породистую хронику поразительной интимности, о которой определённо стоит перекинуться словами.

 


Game of Thrones: The Last Watch
Игра престолов. Последний дозор

Режиссёр: Джини Финлэй
2019


 

«Последний дозор», во-первых, про обычных людей и их причуды.

 

Это не скрупулезное летописание на два часа о подростках, ставших глянцевыми звёздами, или о знаменитостях, упрочивших свое место в индустриальном цеху, — фокус на тех, кто обычно далеко от кадра.

Вот чернокожий мужчина, который отвечает на площадке исключительно за снег (сделанный из бумаги и воды), экономит буквально на всём. Он рос крайне бедно, поэтому привык считать даже чужие деньги. Когда ему нужно убрать пот с лица, оторванный кусочек бумажного полотенца делится на два: второй обязательно пригодится где-нибудь ещё.

Ли держит фургончик с джанк-фудом, недавно она вывела в рабочие массы сэндвич по собственному рецепту. Сегодня она интересуется у лысоватого мужчины насчёт штанов Джейми Ланнистера, а завтра к ней зайдет Софи Эллис-Бекстор за тем самым сэндвичем.

 



 

Когда на площадке заканчивается кофе, режиссер трёх эпизодов восьмого сезона Дэвид Наттер не понимает, как работать дальше.

 

У него вообще свой стиль: к цифровым устройствам он не очень, больше предпочитая бумагу, но к формату A4 душа тоже как-то не легла, — специально для него были заказаны ящики с A3. Его помощник, обвешанный рацией, гарнитурой, мессенджерами и кофемашиной, до сих пор не очень понимает такую блажь: на принтере он постоянно путает верх и низ этого чёртова A3.

Женщина, заведующая транспортной логистикой, добивается того, чтобы последний фургон с партией сосисок если и опаздывал, то только на полчаса. Она, конечно, сильно ругается на срывающего дедлайн водителя, но через минуту осознаёт, что спустя год будет скучать по этому чувству бесконечного аврала.

Но с замёрзшими туалетами уже ничего не поделать: как подсчитали авторы документалки, природа унесла из бюджета «Игр престолов» порядка пяти миллионов.

 



 

Семейная обстановка на площадке среди знаменитостей и массовки сложилась, скорее всего, естественным путём.

 

Заглавные артисты многосерийника свои карьеры с «Престолов», по сути, и начали, а большинство известных имён заблаговременно убили. Читка сценария с прогоном реплик, где большинство актёров драфт видят впервые, выглядит как встреча выпускников, — все с неподдельными интересом закапываются в листочки, порой кто-то громко выражает обиду по поводу скорой смерти.

А вот архивные кадры с первой встречи всей съёмочной группы скорее напоминают первое сентября абитуриентов гуманитарного вуза. Николай Костер-Вальдау опасливо оглядывается по сторонам, ища людей с табличкой «Ланнистер», Лина Хиди машет ручкой, будто повстречав одногодку из своей школы.

 


 

Во-вторых, «Дозор» — история про масштаб маленьких личностей, что за ним стоят.

 

Сложно не полюбить людей, которые из года в год приходят играть охранников дома Старков, чтобы продержаться на крупном плане в лучшем случае секунд пять. Среди многостаночников есть и старшие, есть и свои звёзды, которые пережили несколько сезонов подряд.

Эндрю Макклей из таких: ежегодно ему выдают новое худи с принтом лютоволка, это уже его пятое — счастью и гордости нет конца. Съёмки актеров десятого плана напрочь состоят из мучительного ожидания, Эндрю в такие моменты не унывает: в статусе главного балагура ему сравнительно легко удаётся поддерживать моральный дух остальных. Но в последний съёмочный день слёз сдержать не удалось и ему: закончилась лучшая часть жизни.

Его дозор окончен, осталось последнее дело — с достоинством вручить Киту Харингтону фамильное старковское худи восьмого сезона, где лютоволк скрещен с драконом Таргариенов. Кит обещал за такой подгон расплатиться, но Эндрю не собирается брать денег со своего короля.

У Харингтона же свои проблемы (в редкие моменты «Последний дозор» переключается на непосредственных героев сериала) — за утренним гримом он сообщает главное про свалившуюся на него популярность: выйдя из душа голым, ему пришлось столкнуться с дроном в окне своего дома.

 




У многих зрителей в разные моменты обязательно возникала общая претензия к «Игре престолов»: зачем и почему я до сих пор это смотрю?

 

В попытках разобраться, плохой ли это был сериал или вполне ничего, «Последний дозор» очень помогает. После него ответ вырисовывается на удивление простой: весь мир держался у экранов за счёт эмоций всех этих закадровых людей, что, несомненно, всегда ощущалось, ведь хотя бы они были настоящими и искренними.

comments powered by Disqus