После просмотра «Робокопа» каждый шкет во дворе мечтал попасть в полицию Детройта, чтобы героически погибнуть в перестрелке и воскреснуть в теле стального робота с гигантским пистолетом. В феврале в российский прокат выходит переосмысление верховеновской классики от бразильца Жозе Падильи. Редакция «Перемотки» решила вспомнить историю всей серии.


Трилогия

Робокоп

Полицейского из стали придумали Майкл Майнер и работавший тогда в Universal Эдвард Ноймайер, вдохновлённый комиксами, «Бегущим по лезвию» и «Грязным Гарри». Со своим проектом они обивал пороги крупных студий и пытались убедить боссов, что Робокоп — не запредельно кретинское название, а сам сюжет не рассчитан на одну только дошкольную аудиторию. Из-за успеха «Терминатора» фильм подобрала компания Orion Pictures, но с выбором режиссёра всё равно были колоссальные проблемы. Когда все успешные постановщики отказались, снять фильм предлагали даже Монте Хеллману, яркому и невезучему режиссёру Нового Голливуда, автору «Двухполосного шоссе» и «Бойцовского петуха». Вскоре продюсеры пересмотрели своё предложение, решив, что Хеллману нельзя доверить дорогой боевик. И уже с появлением Верховена ему было предложено руководство второй съёмочной группой (да, second unit), с которой согласившийся Хеллман как раз снимал экшн. 

Голландец Пол Верховен на тот момент уже был предан национальной анафеме и отлучен от государственного финансирования полных похоти и насилия кинокартин. С трудом прочитав1 попавший к нему в руки сценарий «Робокопа», он рассмеялся и тут же выкинул его. Лежащий в мусорном ведре скрипт обнаружила хозяйственная жена, разглядела в истории роботизированного полицейского иные грани и убедила безработного мужа хотя бы попытаться. Верховен с семьёй переехал в Голливуд и впоследствии выплеснул на плёнку свой опыт пребывания в Америке: навязчивая реклама, забастовки профсоюзов, жуткие выпуски новостей с дежурными улыбками и нависающие над страной когти больших компаний. Впрочем, Ноймайер никогда, особенно в совместных комментариях, не упускает возможности доказать, что именно его сатирические идеи и сценарий стали основой успеха фильма.

1 Продюсер Джон Дэвисон уверен, что с первой попытки Верховен не преодолел и 20 страниц

Яркие эмигрантские впечатления режиссёр перемешал с увесистым европейским багажом: в Робокопе режиссёр разглядел американского Иисуса Христа с пушкой, умершего за наши грехи и воскресшего в доспехах от новых корпоративных богов из Omni Consumer Products. Part man, part machine, all American. Верховен, знаток немецкой истории и особенно эпохи национал-социализма, с самого начала хотел сделать из злодея Кларента Боддикера Генриха Гиммлера криминального Детройта, разве что без свастики и усов. Все очевидные аллюзии сюжета на историю Франкенштейна были в глазах американской стороны, постановщик больше ориентировался на «Метрополис» Фрица Ланга.

Пробовавшиеся актёры предполагали, что будут сниматься в среднем B-movie, продакшн-дизайнеры думали, что это какой-то болезненный мультфильм. О том, кто такой Верховен, кроме продюсеров тогда знал разве что режиссёр Джон Мактирнан, признающийся в комментариях к «Крепкому орешку», что без сумасшествия голландца он никогда бы не снял фильм про небоскрёб Накатоми Плаза, а «Плоть и кровь» фундаментально изменила его понимание того, как нужно снимать картины действия — без сантиментов и сожаления.

В Orion главным героем видели очередную восходящую звезду жанра про разбитые лица, но человек богатырской комплекции Арнольда Шварцнеггера — а он очень хотел сыграть — в прототипах костюма выглядел просто нелепо и кастинговые поиски быстро переключились на чрезвычайно худого актёра с подходящей челюстью и запоминающимся голосом. Рутгер Хауэр то ли не угодил телосложением, то ли уже успел навсегда разругаться со своим голландским другом. Робокопом также мог стать впечатливший режиссёра Майкл Айронсайд, но и он оказался великоват, зато подошел Питер Уэллер, увлекавшийся йогой, боевыми искусствами и марафонскими забегами. Уэллер, кажется, был первым участником проекта, подошедшим к фильму с непозволительной серьезностью. До съёмок он семь месяцев в экипировке для американского футбола занимался с учителем пантомимы Мони Якиным. Вместе они придумали, что Робокоп будет двигаться плавно и беспрерывно, словно змея. Впервые надевший готовую броню Уэллер был в ярости — какая змея2, он с трудом в ней передвигался. После скандала актёр уговорил Верховена остановить съёмки за два дня и вместе с тренером придумал и отработал новый стиль движения: резкие повороты, механистичность, чёткая фокусировка взгляда. Разобравшись с костюмом, Уэллер заставил всех на площадке называть его только по имени персонажа (Мёрфи, ну или Робо) и полностью игнорировал своё собственное. Верховен не мог сдержаться и при каждой попытке поговорить начинал хохотать, актёр Мигель Феррер, знавший Уэллера лет десять, постоянно издевался — в таких условиях Робокоп продержался три недели, после чего отказался от метода.

Проблема с доспехами была одной из сотни — Верховен не укладывался в установленное расписание и бюджет, температура на локациях была чудовищно высокой, и помирающий Уэллер в перерывах сидел неподвижно, с подключенной системой воздушного охлаждения и десятком трубок, торчащих из геройских доспехов. Готовый фильм перемонтировался несколько десятков раз, непрокатный рейтинг X как могли сбивали до R — пришлось убрать обилие крови и вылетающих мозгов, не выдержал давление комиссии и очередной рекламный блок шоу It's not my problem!, где усатый комик посещал женский топлес-вариант кулинарной телепередачи «Смак». 

Мучения окупились на первых же закрытых показах — на фразе My name is Murphy зал просто взрывался, в восторге были даже специально приглашенные детройтские копы. Из-за этого пришлось выкинуть идущий следом выпуск новостей, в котором корреспондент навещает в больнице выжившую Энн Льюис (Нэнси Аллен).

2 Посмотреть на героя с движениями змеи можно во второй части «Призрачного гонщика», Невелдайн/Тейлор большие поклонники Верховена

Наставник Мони Якин на съёмках

Робокоп 2

Первый фильм собрал в четыре раза больше своего бюджета и получил две технические номинации на «Оскар». Другим проектам Orion везло меньше, и финансовые дыры, оставленные «Баунти» с Мэлом Гибсоном и «Огненными шарами» с Дэннисом Куэйдом, должен был заткнуть скороспелый сиквел «Робокопа», но он лишь усугубил положение корпорации. Верховен не желал снимать продолжение, тем более в такие сжатые сроки, и только искал повод, чтобы улизнуть. Им стал задыхающийся в вечном препродакшне фантастический боевик «Вспомнить всё» с Арнольдом Шварценеггером. Последним сбежавшим с него постановщиком был канадец Дэвид Кроненберг. 

Идя проверенным путём, студия попыталась заарканить нового европейца, и выбор пал на норвежца Нильса Гаупа, номинированного на «Оскар» за лапландский приключенческий фильм «Проводник». Он отказался, и работать над сиквелом начал американец Тим Хантер, ставивший преимущественно драмы о проблемной жизни подростков из пригорода. Хантер не выдержал давления студии и сбежал, тогда спасти картину согласился опытный Ирвин Кёршнер, снявший лучшую часть «Звёздных войн». По сравнению с первым «Робокопом» бюджет был увеличен в три раза, вернулась техническая команда и весь актёрский состав, вплоть до забавного корпоративного бюрократа в исполнении Фелтона Перри.

Для написания сценария были приглашены авторы первого фильма, Майкл Майнер и Эдвард Ноймайер. Они в скором времени представили грубый набросок RoboCop II: The Corporative Wars, на десятой странице которого грабители с помощью мощнейшего гранатомёта проникали в банк, а потом убивали прибывшего на место робота-полицейского. 25 лет спустя OCP возвращает к жизни свою старую разработку. За это время общество окончательно просело под корпоративным тоталитаризмом, города превратились в автономные жилые комплексы («плексы») с полным спектром фирменных высокотехнологичных услуг: одинаковые машины, рестораны и даже франчайзинговые бордели. Подкупив правительство и президента, корпорация планирует превратить всю страну в свою частную собственность, вылезшие из гетто террористы угрожают взорвать нейтронную бомбу — во всём этом хаосе бредёт Робокоп, разрывающийся между директивами и желанием прострелить несколько корпоративных голов. Сценарий не понравился студии и в дальнейшем не использовался.

Подробное 40-минутное видео о том, как создавалась анимация для второй части

Продюсер первого фильма Джон Дэвисон был занят экранизацией «Дика Трейси», пока права на нуар-комикс не уплыли к Диснею и властному Уоррену Битти, а ему пришлось возвращаться к «Робокопу». Майнер с Ноймайером уже работали над сценарием так и не снятого фильма Оливера Стоуна и не могли участвовать, следом грянула забастовка Гильдии сценаристов, а в Orion уже назначили дату выхода фильма и слали Дэвисону угрозы. Будучи поклонником The Dark Knight Returns, прродюсер предложил написать сценарий Фрэнку Миллеру, мечтавшему вслед за миром комиксов покорить и Голливуд. Его подход к сиквелу «Робокопа» понравился студии, но был отвергнут и сценарий полностью переписал ветеран Уэйлон Грин («Дикая банда», «Колдун»), продолжавший дорабатывать текст во время съёмок. Тем не менее, из версии Фрэнка Миллера выросли оба продолжения к «Робокопу», он же придумал запустить главного героя в воздух. В его сценарии бастует полиция (2) и корпорация выселяют людей из их домов с помощью собственной частной армии (3). Доктор Лав пытается избавиться от Мёрфи, сначала заставив его гоняться за курильщиками (2), затем подстроив обвинение в убийстве (3) и создаёт более совершенного робота-полицейского, правда, не с помощью мозга бандита-наркоторговца, как это было в фильме Кёршнера. 

Одним из многих недовольных получившимся сиквелом был Питер Уэллер. Нравящиеся ему драматические сцены вроде посещением Мёрфи своей собственной могилы3 исчезли из фильма, сценарий был откровенно плох, и алчная студия наплевала на горящие сроки. Актёр зарёкся играть свой самый узнаваемый образ, хотя за приличный гонорар его приглашали и в третью часть и в телесериал по мотивам. 

3 Сцена с кладбищем теряется с самого первого фильма, где она присутствовала в сценарии и на раскадровках, то так и не была снята Верховеном.

Робокоп 3

Второй фильм кое-как прошёл в прокате, но, оглянувшись на продажи игрушек и снимаемый по мотивам мультсериал, в Orion уже запланировали жадный триквел. Понадобилась лёгкая корректировка — бюджет урезали в два раза, вместо обиженного Уэллера взяли неизвестного Роберта Джона Бёрка, рейтинг R сменился очевидным подростковым PG-13. Сценарий вновь написал Фрэнк Миллер, предполагавший, что на этот раз его идеи не попадут под каток.

Все надежды Миллера разрушил утверждённый постановщик Фред Деккер, у которого имелись свои планы относительно «Робокопа». Он получил у студии одобрение переписать сценарий и пообещал сделать полноценное семейное кино, вымарав всю фирменную верховеновскую жестокость. Честный торг — взамен Деккер получил возможность снять что-то среднее между бойким безмозглым комиксом и азиатским боевиком, на что в реальности не хватило времени и денег. Фильм снимался чуть ли не с первого дубля в кратчайшие сроки, но всё равно не успел выйти в прокат и, пока Orion Pictures проходила процедуру банкротства, вместе с другими проектами два года пролежал на полке. С блокбастерного лета 93-го «Робокопа» выгнал невероятно успешный «Парк Юрского периода», но фильму не повезло и осенью. По словам режиссёра небольших хорроров Деккера, первый же крупный проект полностью похоронил его карьеру. Фрэнк Миллер пообещал больше не связываться с киноиндустрией, переубедить его смог только Роберт Родригес со своей идеей покадровой экранизации «Города грехов».


мультсериалы

RoboCop: The Animated Series конца 80-х был конвейерным продуктом своей эпохи, сидящим в одном мусорном ведре с Rambo: The Force of Freedom или Police Academy, корявым неудачником в сравнении с успешными Thundercats или G.I. Joe. Но раз это конвейер, то планка качества не уходила ниже совсем уж стыдного уровня, достигнутого через 10 лет RoboCop: Alpha Commando. Перейдя в формат фантастического боевика для самых маленьких, Робокоп растерял всю свою гротескную жестокость и огнестрельное оружие, заменённое на бластеры. Дозировка грубо отрисованного футуризма постепенно повышалась к концу сезона, но сериал прожил лишь 12 эпизодов, и вряд ли дети заметили пропажу — в 80-е с мультипликационными наркотиками проблем не было.

 

Во второй раз за мультипликационную адаптацию взялась компания MGM, выкупившая к 98-му году библиотеку Orion и пытавшаяся выдавить из неё хоть какие-нибудь деньги. Притом, что RoboCop: Alpha Commando делала приблизительно та же команда, что и RoboCop: The Animated Series, результат оказался просто чудовищный. Большие бюджеты давно ушли из многосериной среднестатистической анимации, но экономия коснулась и сценария. Диспропорциональный робот потерял вместе с остатками человечности и свою связь с первоисточником; на протяжении 40 эпизодов он искореняет любые виды преступности Детройта с помощью невероятных гаджетов вроде роликовых коньков, позаимствованных, вероятно, из «Бэтмена и Робина». Среди прочих серьезных художественных решений — Робокоп ни разу не снял шлем. Это был один из последних проектов вскоре распущенной студии MGM Animation, изрядно наследившей в детстве своими VHS-хитами «Все псы попадают в рай» и «Секрет Н.И.М.Х.»


сериалы

Когда киноприключения Робокопа бесславно завершились, в дело вступило падкое на дешёвый сайфай канадское телевидение. Обманувшись обложкой с отблеском знаменитой стальной головы, сборник эпизодов из RoboCop: The Series можно было легко принять за полноценное, и в который раз паршивое продолжение великого фильма. Вместо сатирического боевика с христианскими аллюзиями и ветхозаветной жестокостью на кассету был записан семейный процедурный сериал формата «следствие ведёт Робокоп». По делу на одну-две серии. И хотя в пилоте использовались наработки Ноймайера и Майнера для второго фильма, видение продюсерами персонажа и мира недалекого будущего заметно искривилось. В сериале Робокоп не убивал преступников, а чаще, используя табельное оружие и окружение, обезвреживал их, а некоторые дела расследовал вместе со своим отцом (!), тоже копом. RoboCop: The Series продержался 23 эпизода и не был продлён на второй сезон. 

К началу нулевых в компании Fireworks Entertainment вспомнили, что у них до сих пор есть лицензия на съёмки сериала по мотивам «Робокопа» и срок этой лицензии скоро истечёт. Молниеносно они нашли деньги, раздобыли сценарий в 500 страниц и уговорили сняться в роли Алекса Мёрфи актёра Пейджа Флетчера, отказавшегося охранять Детройт ещё в эпоху RoboCop: The Series. Сюжет четырёх полуторачасовых эпизодов RoboCop: Prime Directives следует за событиями первого фильма с десятилетним перерывом и заодно полностью игнорирует все остальные продолжения. В альтернативном 2002-м Робокоп практически искоренил преступность в городе и устарел, из его напарника сделали нового Робокопа (с двумя табельными пистолетами), в городе объявился похожий на Шао Кана с пулемётом террорист Bone Machine, а сын Алекса Мёрфи дослужился до поста в злой корпорации OCP. Мощнее этого фанфика только Robocop Versus The Terminator Фрэнка Миллера. 

Пощекотать свою ностальгию можно на том же Youtube. RoboCop The Series загружен посерийно чуть ли не целиком, а из Robocop: Prime Directives ответственными поклонниками вырезаны самые мощные сцены. Вот такие, например:


Игры

Практически всё игровое наследие «Робокопа» состоит из классических двухмерных гибридов шут-эм-ап и бит-эм-ап, выпускавшихся в своё время на всевозможных платформах и адаптированных под современные мобильные устройства. Первый RoboCop от Nihon Bussan — экшн-пробежка по локациям фильма — был хитом продаж, и сопутствующие новым фильмам продолжения посыпались на все платформы в следующие пару лет. Исключение составляет боевик RoboCop Versus The Terminator, сделанный уже по мотивам комикса Фрэнка Миллера. В зависимости от платформы различались и сюжеты игр. Версия для SNES была максимально приближена к первоисточнику, в версии для популярной на постсоветском пространстве Sega Mega Drive сюжет слегка отличался, неизменной оставалась только цель — вломить робокопским кулаком по терминаторской роже.

Вместе с традиционным и успешным RoboCop 3 для поколений ZX Spectrum и Sega Mega Drive, на Amiga, Atari ST и PC вышел более продвинутый RoboCop 3D с перестрелками от первого лица, погонями на автомобиле и полётами на ракетном ранце, всё как в фильме. Похоронив франчайз в кино, Orion и MGM на протяжении 10 лет не предпринимали никаких попыток создать новые игры и спокойно давились переизданиями старых. В нулевых была всего одна неудачная попытка, и после шутера 2003 года с уродливой графикой, невероятной сложностью и насилующей глаза системой робо-зрения всё вновь замолкло на более чем 10 лет. Хорошим поводом мог бы стать ремейк, но к его выходу не было никаких анонсов.


Комиксы

В мире комиксов у «Робокопа» обширная и вместе с тем малоинтересная судьба.
С 90-го по 92-й Marvel издали комикс-адаптации двух фильмов и серию из 23 выпусков, в которых неподкупный полицейский побывал на войне и сражался с байкерами, корпорациями и передовыми технологиями будущего: встроенным в мозг зомбирующим телевидением, экспериментальными роботами и киборгами, кражей личной информации с помощью снов. Если за первые выпуски отвечала связка из Алана Гранта и Ли Салливана, работавших в том числе и над «Судьей Дреддом», то ко второй половине серии подключили Саймона Фурмана, повышавшего продажи игрушек с помощью комиксов «Трансформеры». 

После Marvel на несколько лет права на защитника Детройта попали к Dark Horse, где выбрали формат мини-серий по три-четыре выпуска: адаптация RoboCop 3 с продолжениями RoboCop: Prime Suspect, RoboCop: Mortal Coils, RoboCop: Roulette.

Ленивый интерес к этой затянувшейся попытке сыграть на поле осатаневшего футуризма «Судьи Дредда» и безуспешных поисках внутреннего стержня для комикса вызывают разве что работы Фрэнка Миллера. Он написал дикий кроссовер RoboCop Versus The Terminator для Dark Horse, в котором технологии, использованные при создании Робокопа, и разум Мёрфи послужили основой для искусственного интеллекта Skynet. Терминаторы — детище Робокопа, постапокалипсис — его наследие. Узнав это, в прошлое отправляется женщина-воин, чтобы уничтожить робота-полицейского, Skynet же оперативно телепортирует семью Терминаторов (натурально: мама, папа, я), чтобы его защитить. Робокоп скрывает остатки своего человеческого подсознания и уже в будущем, в разгар войны между машинами и людьми, воссоздаёт своё тело заново на одном из заводов по производству роботов-убийц. У Миллера, как всегда, хватает увесистой дичи: размышления Робокопа проиллюстрированы полностью обнаженным Алексом Мёрфи, парящим в потоке информации, у терминатора, кажется, впервые в истории вылетают его идеальные зубы, в одном из финальных сражений участвует армия летающих робокопов-терминаторов (!). На волне успеха в Dark Horse также планировали стравить Робокопа с Хищником, но задумка ограничилась предварительным артом.

В комиксной форме были адаптированы отвергнутые киноработы Фрэнка Миллера — Avatar Press за несколько лет издали 9 выпусков Frank Miller Robocop по мотивам сценария к сиквелу, а Boom! Studios с августа 2013-го года выпускают скрипт третьей части под названием RoboCop: Last Stand.

редакция «Перемотки» не знает, почему на обложке изображен Хищникпочти на всех обложках Marvel Робо демонстрирует свой знаменитый средний палецОдин из попавших в интернет артов RoboCop versus Predator

Памятник

В 2011-м мэра Детройта спросили в твиттере о том, планирует ли администрация установить в городе памятник Робокопу как символу города. Мэр ответил отрицательно, и тогда городские активисты с благословления кинокомпании MGM и Питера Уэллера организовали сбор средств на кикстартере. За несколько недель на статую пожертвовали $ 67,5 тыс., которых хватило на детальную трёхметровую фигуру Алекса Мерфи из бронзы. Установить статую должны летом этого года. 


Реклама

В коротких роликах Алекс Мёрфи призывается бороться с наркотиками в США и на Филиппинах, в Южной Корее — с куриными наггетсами, в Японии — с лапшой и насекомыми. Во вселенной ремейка опасность представляют не крэк или курица, а нетрезвое вождение.

 


АНАТОМИЯ РОБОКОПА

Музыка

Бэзил Поледурис —  гений маршевой музыки к суровому мужскому кино, прославившийся коллаборациями с двумя самыми брутальными режиссёрами Голливуда тех лет, либеральным фашистом Полом Верховеном и милитаристом Джоном Милиусом. Для «Робокопа» композитор с самого начала хотел совместить оркестровую музыку с жестким синтетическим звуком, то есть продолжить одну из идей фильма о сочетании человека и механизма. Поледурис написал порядка семи вариантов заглавной темы, и поселившийся в студии Верховен во всём помогал композитору: он шагал по комнате как Робокоп и таким образом пытался задать ритм всей композиции. Кинотеатральные трейлеры «Робокопа» при этом были упакованы темой из первого «Терминатора», не имевшей до выхода второго фильма такой значимости.

 

В сиквеле с разбухшим бюджетом Поледуриса сменил двукратный оскароносец Леонард Розенман, работавший с Кубриком и Николасом Рэем. Он наплевал на все наработки грозного грека и вместо наполненных сталью громыхающих боевиков первого фильма с нуля написал старомодную вестерновую браваду со сладкими голосами, распевно тянущими ROBOCOOOP. К третьему фильму вернулся не такой затратный Поледурис, который под стать детскому рейтингу сделал музыку веселее и динамичнее. 


Броня

Начитавшийся комиксов Ноймайер видел в Робокопе вариацию Judge Dredd, The 8 Man, Space Sheriff Gavan, но Верховен не любил комиксы и фантастику и отталкивался от «Метрополиса» и «Дня, когда Земля остановилась». Итоговый канонический вариант напоминает самые первые наработки, но весь цикл создания внешности Робокопа занял более полугода — Верховен не мог определиться с дизайном, чем приводил в бешенство нервного Роба Боттина, отказавшегося разговаривать с режиссёром на съёмочной площадке. Разборные доспехи, подогнанные под слепок тела Уэллера, не были готовы в срок, модифицировались уже на ходу и требовали от актёра нечеловеческой выдержки. Первая попытка надеть броню и нанести необходимый грим заняла 11 часов. Создание лица без шлема для пятичасовых съёмок финала картины ежедневно требовало от Уэллера шестичасовой медитации в гримёрной. Робокоп не вмещался в полицейский автомобиль, не мог самостоятельно вылезать и залезать в него. Облачённого в сталь Мёрфи нельзя была снимать сзади, потому что ягодичная часть брони весьма потешно дёргалась во время движения. 

Пока остальная съёмочная группа пьянствовала в соседних барах4, Уэллер отсыпался и приезжал для нанесения грима в полтретьего ночи, чтобы быть полностью готовым уже к утру. В самые жаркие даллаские дни актёр в плотном резиновом робокостюме терял по 2–3 килограмма в день, которые приходилось наедать по ночам. Для каждого эпизода доспехи натирали до блеска специальным маслом, а для сцены с пойманными Робокопом ключами пришлось потратить больше 20 дублей — проклятые ключи каждый раз отскакивали от плотной резиновой перчатки. В двух следующих фильмах и телесериалах изменения в дизайне носили исключительно косметический характер — к сиквелу исправили прыгающий зад, а костюм стал банально удобнее. 

4 Со слов Кёртвуда Смита и Мигеля Феррера

Оружие

Оружием Робокопа должен был стать израильский Desert Eagle, тогда ещё относительно новый и необычный пистолет. И главное — гигантский, но в резиновой клешне Мёрфи он сразу же терял в размерах. Через два дня брэйншторма специалист по оружию Рэнди Мур приволок в номер Ноймайера удлиненный вариант не так давно разрешенной для ввоза в США итальянской Beretta 93R. Как настоящие школьники, они зашли в ванную и опробовали новинку — керамику засыпало порохом, в соседнем номере завизжала пожарная сигнализация. Узнаваемый табельный пистолет Робокопа получил наименование Auto 9. Desert Eagle же стал постоянным оружием Боддикера.

Другой важный образец вооружения из первого фильма, перекочевавший во все остальные, — оглушительной мощи гранатомёт Cobra Assault Cannon, на скорую руку сделанный из дальнобойной снайперской винтовки Barrett M82. В комментариях авторы утверждают, что у них был готов макет и специальные «вгрызающиеся» в любую поверхность пули для настоящего Cobra Assault Cannon, но на доведение оружия до ума не было времени и денег.

Фрэнк Миллер, кажется, был первым, кто придумал использовать руки Робокопа в качестве базы для вооружения, но его идея воплотилась только в третьем фильме. Сняв «перчатку», Мёрфи устанавливает на её место гибрид из автоматической винтовки, гранатомёта и огнемёта.

ED-209

ED-209 был прописан в сценарии как типично американский продукт вроде американского автомобиля: большой и мощный, бестолковый и ненадежный. Ноймайер с самого начала хотел, чтобы у совершенно непохожего на человека робота были хищные глаза и рот, Верховен уточнил, что глаза или камеры слежения не должны быть заметны, и их спрятали за непроницаемой «сеткой». Робот конструировался в нескольких вариантах — полноразмерная модель могла двигать только головой и использовалась для статичных сцен, остальные, почти игрушечные и детальные, для дальнейшей покадровой анимации.

Для получения от актёров реакции на действия вмонтированного уже на постпродакшне ED-209 режиссёр лично прыгал, махал руками и взрывался угрозами, о чём красноречиво говорят фотографии со съёмок. Этот же творческий метод он использовал в «Звёздном десанте», когда изображал арахнидов

Детройт

Начав поиск локаций, съёмочная группа быстро разочаровалась в проблемном Детройте. В нём напрочь отсутствовал тот угловатый футуристический стиль, что диктовали сценарий и первые концепт-арты фильма. Впрочем, часть сцен сняли и в Детройте, часть в Питсбурге. Дальнейший скаутинг привёл Ноймайера и Верховена в производственный Даллас, недостающие здания должен был дорисовать художник Рокко Джоффри. Администрация города всячески содействовала съёмкам: было разрешено устроить гигантский взрыв на заправочной станции в черте города, для сцен уличного хаоса с уничтожением магазинов были отданы запланированные под снос здания. К старту съёмок сиквела власти Далласа уже не собирались демонстрировать своё гостеприимство, и для городских пейзажей в продолжении был выбран Хьюстон, штат Техас. В третьем фильме Детройт изображала Атланта. 

comments powered by Disqus